Как делать театр без театра

Не удивительно, что читки современной драмы приобретают популярность и подпитываются сильным и искренним интересом молодой аудитории и публики, предъявляющей к театру современные художественные требования.

Во время, когда живое, непринужденное и настоящее общение между людьми становится дефицитом, особенно ценятся события, к нему располагающие. Не удивительно, что читки современной драмы приобретают популярность и подпитываются сильным и искренним интересом молодой аудитории и публики, предъявляющей к театру современные художественные требования. Во-первых, читка наполнена хорошей долей энтузиазма, который проявляется в добровольном выборе пьес и работе актеров и режиссеров. Во-вторых, есть импровизация и свобода — все должно быть намечено, но ничего не «закручено» намертво, как в спектакле; да и то, что актеры держат текст в руках, раскрепощает их, провоцирует на легкие и живые реакции и исполнение. В-третьих, есть актуальность — темы и персонажи знакомы всем из реальной жизни, они если и не помогают понять, как мы живем и что с нами происходит, то хоть дают возможность именно сейчас увидеть себя со стороны или увидеть то, на что пытаешься не обращать внимания.

Читка как новая форма старого искусства
Читка как прочтение пьесы вслух актерами практикуется в театре уже более ста лет и служит для работы по разбору характеров, пониманию текста и сюжета пьесы. Это — часть обычного репетиционного периода при постановке спектакля. Режиссер и актеры встречаются на определенном количестве репетиций, во время которых занимаются чтением пьесы вслух, по сценам и целиком. Некоторые режиссеры, разумеется, могут отказываться от проведения этого «застольного» периода и сразу начинают работать с текстом «на ногах», т.е. давая актерам задачи и делая пробы сцен непосредственно на площадке. Это зависит от художественных принципов работы режиссера с данным текстом и драматургией вообще, и не догматично.
 
Как отдельный вид театрального зрелища, читка появилась в середине 20-го века, при театре Royal Court в Лондоне, в эпоху движения «молодых рассерженных людей» — драматургов, решивших произвести революцию в театральном пространстве. Они выступали против тотальной консервативности и несовременности тогдашнего британского театра. Со временем это движение вылилось в то, что сейчас называется «new writing» («новая драма») и читки стали привычной составляющей театрального процесса в Европе, Америке, а за последние 10 лет и в России (фестивали «Любимовка», «Новая Драма», «Текстура»; Центр им. Вс. Мейерхольда и Театр.док в Москве; театры Санкт-Петербурга, Перми, Нижнего Новгорода, Екатеринбурга и многих других городов).
В недавнее время, с развитием современной драмы, читки стали проводиться в Беларуси и в Украине. Тут они проходят на фестивалях «GogolFest» и «Тиждень актуальної драматургії» в Киеве, «Драма UA» во Львове, «Курбалесия» в Харькове. Им также посвящены проекты «Лаборатория Современной Драматургии» в ЦСИ «Дах» и «ДрамПортал» в КАМТМ «Сузір’я»; кроме этого, читки проходят и в театре им. Леси Украинки в Киеве (современная немецкая драма), театрах в Доме Актера в Харькове и Центре Мейерхольда в Херсоне.
Известный российский театральный критик Марина Давыдова в своей статье «Драма без героя» описывает читку так: «Это такой своеобразный театральный жанр, в котором артисты декламируют текст с листа, интонируют и жестикулируют, но полноценных образов не создают. Не играют роли, а делают сценический набросок ролей. Читки были поначалу сугубо технической придумкой. ... Но новоиспеченный жанр стоит, думаю, закрепить как полноправный».
 
Читка как расширение формата театрального представления
По сути, читка — это вариант спектакля, в котором в первую очередь проявляются интрига и персонажи. Она не обязывает к мизансценированию и к визуализации пьесы, но и не исключает их. Это в некотором роде и есть «застольный» репетиционный период, только вынесенный на зрителя и предполагающий наличие художественного решения пьесы хотя бы в общих чертах. И в этом смысле читка приближается к перформансу.
У читки пьесы, как отдельного представления, есть три варианта развития, или, точнее выражаясь, способа существования.
Вариант первый подразумевает, что из читки в дальнейшем может вырасти полноценный спектакль. Применительно к современной драме такой вариант способствует определению или хотя бы обозначению расхождения новой пьесы с классической/традиционной драматической структурой, и, соответственно, демонстрирует наличие или отсутствие альтернативных выразительных средств, наиболее соответствующих как новым текстам, так и природе театра. Не обнаружение таких средств — пугающий, но, в общем-то, положительный результат, стимулирующий развитие и модернизацию театрального языка как такового.
«Интерес зрителя здесь заключается, прежде всего, в желании попасть внутрь процесса созидания, за кулисы театра в рабочее время, и стать его участником» пишет Марина Тетерина в статье «Американцы хорошо понимают русских».
 
Второй вариант не является новым для театра, будучи, скорее, рабочим моментом. «Драматурги всегда читали свои пьесы в кругу друзей и со сцены» (цитата оттуда же). В таком случае читка просто выполняет функцию ознакомления с текстом, как это происходит на драматургических фестивалях и семинарах-лабораториях. Зритель тут профессиональный, связанный с театром и драматургией. Чтобы окончательно разобраться с этими двумя вариантами добавлю, что для них характерна «попытка нащупать и услышать в первую очередь автора» (Тетерина). Это опыт сотворчества, которым, наверное, и в этих целях тоже, еще много лет назад пользовался, к примеру, легендарный театральный режиссер Питер Брук.
Именно третий вариант привлекает внимание в смысле нового жанра, когда читка остается самодостаточной и привлекательной для зрителя в собственном формате. «Читка имеет все признаки театра: вербализация и визуализация, отчуждение авто¬ра от текста, жизнь продукта как акт коммуникации и т.д.», пишут Владимир Забалуев и Алексей Зензинов в статье «Новая драма: практика свободы».
Как отдельный формат театрального представления, читка, разумеется, тоже репетируется, количество репетиций не большое, такое, какое необходимо для разбора текста.
 
«Важна также и оперативность, с которой произведению дают сценическую жизнь» (Забалуев и Зензинов). Это может быть очень выгодно для современного театра, поскольку таким образом ему легче высказываться на актуальные темы (пока что в этом аспекте лидирует литература).
В плане необходимых ресурсов читка максимально экономна — нужны только актеры и голая площадка (ко всему прочему, это может быть совершенно любое помещение; на выборе локации можно даже делать художественный и/или смысловой акцент).
Читка является хорошим опытным полем для развития молодых актеров и режиссеров. В условиях нескольких репетиций надо полностью разобрать материал, характеры, простроить историю, а сжатые сроки аккумулируют творческую энергию. К тому же, у молодых людей сейчас происходит некоторое «головокружение» в режиссуре. Считается, что важнее изобрести какие-нибудь эпатажные, провокационные, high-tech образы-мизансцены-приемы, а что там написал автор пьесы остается как бы за скобками сценического действия, а иногда вообще как будто не имеет значения. В читке же подобное отношение невозможно — ассоциации и приемы должны рождаться исключительно на основе материала автора.
Вместе с этим, молодому режиссеру предоставляется отличная возможность быть услышанным благодаря современной тематике пьес, выносящихся, как правило, на публичное прочтение, чем не может похвастаться академический репертуарный театр.
 
О пользе читок в украинском контексте
Украинский театр сегодня — это преимущественно, безликое, безвкусное и музейное зрелище сомнительного качества, но с амбициями и пафосом всех предыдущих эпох и советского большого стиля. Он «погряз» в бесконечных интерпретациях интерпретаций классики и уже настолько далеко ушел от вопросов, которые волнуют зрителя именно сейчас, в какую-то свою собственную «трансцендентную» даль, что догонять его отважатся только те, кому, грубо говоря, в этой жизни больше нечего делать. Или те, кто хочет выполнить культурную программу и поставить себе галочку за посещение театрального мероприятия.
Поэтому для режиссеров и актеров, живущих как в Киеве, так и за его пределами, и желающих освоить современные тексты, «читка становится почти единственным средством быстро и адекватно представить новую драму зрителю» (Забалуев и Зензинов). Очевидный его плюс — в возможности полноценного участия театра в жизни общества, его становления местом, где прямо рассматриваются и обсуждаются проблемы, волнующие именно нас и именно сейчас. Местом, где звучат как художественная, так и гражданская и личная позиции.
 
Интеллектуальный аспект читки
Этот аспект, который отметил драматург, режиссер и руководитель Театра.doc Михаил Угаров, — кажется, самый перспективный. Обозначая словами обстоятельства драматической истории, читка тем самым провоцирует зрителя на самостоятельное видение картины происходящего. Другими словами, если в зале сидит сто человек, то одновременно будет идти сто разных спектаклей, у каждого — свой. Разумеется, это под силу зрителю, который не ждет, что ему будут что-то разжевывать, который сам готов работать со своим воображением. Опыт московского фестиваля «Кино без пленки», (лозунг которого гласит: «Лучше кино без пленки, чем продюсерское кино!»), где проводятся читки сценариев, показывает, что существует достаточное количество людей, готовых к такой работе-развлечению и желающих принять в ней участие.
Конечно, может появиться опасность спекуляции подобным явлением, но сомнительная прибыльность этого процесса на сегодняшний день и тесный контакт со зрителем, численность которого еще не настолько велика, пока что в состоянии, во-первых, не допустить такой опасности, во-вторых — возможно, организовать оригинальную культуру читок в дальнейшем.
 
Читка и «новая драма»
Что же касается российской Новой Драмы и читки как подходящего ей способа воплощения, то не могу не привести еще одну цитату из статьи Давыдовой: «...читка нередко идет новой драме куда больше, чем постановка. Сколько раз, услышав современную пьесу „с листа“ и оценив ее достоинства, я пыталась представить, как артисты на репетициях, следуя традиционным предписаниям, пытаются отыскать зерно роли, наметить сквозное действие, домыслить биографию своего персонажа, и это совершенно не клеилось с самой фактурой прочитанной пьесы. ... Но в одном современные пьесы удивительно схожи — в них нет личностей. ... Вот он главный герой современного искусства — человек, у которого есть свойства, но крайне редко есть индивидуальность. Не личность, а человек толпы с точно подмеченными социальными атрибутами. ... Тут нужна иная техника игры. Тут сгодится скорее карандашный рисунок, где черты портретируемого схватываются быстро, в одно касание».
Нужно отметить внешнее сходство и внутренне различие двух вариантов использования термина «новая драма».
Новая Драма — это именно российская волна современной драматургии, которая предусматривает свою остро-социальную тематику и определенную художественную стилистику. 
«Новая драма» — это перевод new writing, термина, обозначающего любую современную актуальную пьесу, т.е. — современники о современности.
К сожалению, современный театр скуден на форматы и стили, ограничиваясь жанрами и реалистическим или визуальным стилем. Поэтому в этой статье Новую Драму я рассматриваю как одно из проявлений «новой драмы», возможности которой еще даже не обозначены в полной мере.
 
В любом случае, думаю, существует потенциал для развития как читки, так и «новой драмы», как минимум, в четырех направлениях:
1. «Новая драма» будет работать и с персонажами-индивидуальностями. То есть диапазон характеров в Новой Драме расширится вплоть до активного и контрастного противопоставления с самой собой старого образца (что будет соответствовать противопоставлению изображаемых реальностей). Или другими словами, найдутся точки пересечения классических и новых драматических структур.
2. Читка приобретет разнообразный и широкий набор выразительных средств и качеств, что позволит ей окончательно оформиться в отдельный вид зрелища. Здесь возможно, например, движение в сторону перформансами, сотрудничество с современными художниками не на уровне создания сценографии, а на смысловом уровне. И т.д.
(То есть читка вполне может считаться «вторым блюдом» в современном театре, где «первым» остаётся спектакль. Это делает театр более гибкой, чуткой и многосторонне развивающейся институцией. Не исключено, что могут появляться новые и новые форматы представлений, что будет только увеличивать театральное «меню»).
3. Появятся способы сценического выражения и богатого воплощения «текстов без личностей» в формате спектакля. Например, режиссёр и актёры будут находить разные пласты свойств деиндивидуализированной личности, в результате чего сценические образы потребуют полноценного исполнения.
4. «Новая драма» будет монтировать и модифицировать деиндивидуализированные ситуации так, что личность будет проступать настолько, насколько это происходит в современном обществе (я думаю, глупо утверждать, что все мы всего лишь выполняем функции и лишены личных черт). То есть автор осознАет распространённую новую художественную стилистику драмы. И почувствует интерес к тому, чтобы идти дальше и синтезировать, создавая игровые ситуации.
На Украине это движение, можно сказать, находится в зародышевом состоянии, поэтому судить о характере именно украинской новой драмы еще рано. Однако, обращение к опыту как дальних, так и ближних зарубежных коллег неизбежно. И учитывать, как мне кажется, стоит и достоинства и недостатки.
Отдельно следует отметить читки классических пьес и сценариев уже снятых фильмов. Добровольный их выбор и живое, а не умозрительное, новое рассматривание, которое также направлено на то, чтобы услышать автора, а не следовать общепринятому восприятию или обязательно быть с ним в конфликте, способны разрушить стереотипы и акцентировать классику в ее изначальном социальном, культурном и временном контекстах. Такие читки способны создать отношение к ней как к сегменту процесса эволюции культуры, а не как к закостеневшей системе художественных и духовных ценностей.
 
Послесловие
Резюмируя, хочется сказать, что новый театральный формат, в который может преобразоваться читка, можно считать «обнулением» театра. Процессом его ремесленного раскрепощения — избавления от режиссёрских штампов и стереотипов, который позволяет тексту прозвучать на сцене без интерпретаций и решений для того, чтобы ощутить тот сценический потенциал, который предлагает непосредственно сам текст. «Авторы читок не имеют возможности (а самые умные — не имеют и желания) навязывать тексту внешнюю трактовку» — пишут Забалуев и Зензинов, и я с этим соглашусь, т.к. театр — это, прежде всего, органическая среда.
Это также процесс художественной дефрагментации. Переоценка и реструктуризация театральных ценностей и опыта, накапливаемых за всю историю театра.
На данный момент это хорошая возможность «изменить» интерпретационному театру, в который сейчас вырождается театр режиссёрский, вынужденный или «заточенный» на то, чтобы работать над одним и тем же, еще и чужим, материалом. И, соответственно, ввести в театр авторство режиссера как работу по передаче сути, а не как обязательное предоставление нового понимания-прочтения драматургии. Что, на мой взгляд, должно со временем привести к авторско-режиссёрскому театру, режиссёр сам сочиняет тексты для своих постановок, и к режиссёро-драматурговому театру, где драматург становится режиссёром своих текстов. В общем-то, это уже происходит, и происходило в отдельных случаях: Софокл, Шекспир, Брехт, Равенхилл, Угаров и другие.
 
Пост-послесловие
Для работы над тремя упомянутыми вариантами читки и был организован проект «ДрамПортал» в КАМТМ «Сузір’я». Материал — драма начала 21-го века, как по времени написания, так и по содержанию. Отбирается она режиссерами самостоятельно, но с учетом того, что актерам она тоже должна быть интересна.
Пока что это проверенные авторы — М. Курочкин, П. Пряжко, М. Равенхилл, братья Пресняковы и т.д., но предполагается и «открытие» новых имен. Читки проходят регулярно и, по сути, это первый в Украине экспериментальный театральный проект, который рассчитан на обычного, не специализированного, зрителя. Это, можно сказать, эксперимент в обществе. Разумеется, цель читок заключается также и в том, чтобы сделать театр модным, интересным и нужным.
Проект открытый. К участию в проведении читок приглашаются все желающие, кто имеет профессиональное отношение к драматургии, режиссуре или актерству.
Фото — Мирославы Хорошун.
 
От редактора kievreport: впервые этот текст, в урезанном виде был опубликован в номере журнала «Дніпро» за апрель 2011 года. Kievreport публикует его полностью, по инициативе автора, киевского театрального режиссера Павла Юрова.
Павло Юров - http://kievreport.com/columns/318/ - 24.08.2012

tags: сучасна драма, читання п'єс, Павло Юров
Фотогалерея, Додати
 
каталог сайтів Рейтинг@Mail.ru Украина онлайн